Фото: так это было

 Дельфинатерапия доктора Лукиной: 1992 год. Доктор Лукина с маленькими пациентами.
1992 год. Тогда мы еще шли традиционными путями: доктор в белом халате, дети-пациенты.
Дельфинатерапия доктора Лукиной: 1993 год. Научные сотрудники океанариума в минуту отдыха. 
1993 год. Отработка методики на вольере: ученые устали,солнце, жарко, а дельфины готовы работать 24 часа в сутки.
Дельфинатерапия доктора Лукиной: вместе с физиологом, к.б.н. С.К. Матишевой за компьютером.  
Сразу было решено протоколировать, накапливать и анализировать результаты дельфинотерапии с помощью ПЭВМ и оригинальных программ обработки полученных данных (рядом со мной физиолог, к.б.н. С.К. Матишева, более 40 лет изучает дельфинов).
Дельфинатерапия доктора Лукиной: Мы старались избегать госпитальной атмосферы при общении с пациентами.
Мы старались избегать госпитальной атмосферы при общении с пациентами, создавая атмосферу Радости и свободного общения (на фото слева от меня физиолог, к.б.н. К.К. Горбачева, более 40 лет работает с дельфинами).
Дельфинатерапия доктора Лукиной: Людмила Николаевна с дельфином.
После работы с больными детьми дельфины тоже нуждаются в общении с доктором.

О докторе Лукиной : первое знакомство с дельфинами

 
Так получилось, что впервые я познакомилась с живым дельфином в апреле 1979 г., когда была зачислена на должность младшего научного сотрудника Крымского медицинского института и должна была проводить исследования крови у дельфинов.
 
   Следует сказать, что в период обучения в медицинском институте, а затем в аспирантуре мне приходилось брать кровь у лабораторных животных (крысы, кошки, кролика, собаки) и людей, но дельфины поразили меня своими внешними формами, совершенной природной симметрией, доброй и беззащитной улыбкой. Поэтому сделать прокол сквозь кожу, причинить животным боль было для меня невыносимой мукой в первые годы работы с дельфинами. Меня спасало то, что желающих сделать эту манипуляцию и без меня хватало. Потом, конечно и я освоила методику, но старалась делать все быстро и не очень травматично для животного.
 
   Изучая гомеостаз (внутреннюю среду организма) дельфинов, наблюдая за поведением животного, его отношением к людям, я все чаще ловила себя на мысли, что у них много общего с ребенком. Поскольку по специальности я врач педиатр, все годы работы в Океанариуме старалась найти научное подтверждение этому сравнению. Спустя годы эти данные мне здорово помогли в разработке методики реабилитации детей с участием наших милых помощников–дельфинов.
 
   Мои маленькие сыновья, которые по выходным дням приходили со мной на дежурство, помогали кормить дельфинов, плавали в море сначала просто невдалеке от них, а, став постарше, купались с ними в отсеках. Наблюдая за такими процедурами, видя радость в глазах своих мальчишек, я думала о том, что нам всем здорово повезло, что рядом живут эти удивительные морские существа–дельфины. Для глубокого анализа результатов взаимодействия детей с дельфинами времени не было, да и система взглядов на окружающий нас мир была другая. Шли годы, дети вырастали, учились неплохо, болели не очень часто, окружающие их взрослые, педагоги и друзья относились к ним с симпатией, считая их добрыми и веселыми мальчиками.

О докторе Лукиной: рождение дельфинотерапии в Севастополе, 1980е годы

 
   В конце 80–х годов стало ясно, что происходят изменения в стране, и нужно было думать, как сохранить интерес «власть имущих» к нашему научному направлению. На глаза попалась заметка в газете «Слава Севастополя» о том, что американских дельфинов, уволенных в запас, привлекают для реабилитации детей с трудностями коммуникации. Я поняла, что это моя мечта, долгие годы вынашиваемая на уровне подсознания, мечта, для которой настало время.
 
   И тут мне снова повезло, коллеги, с которыми я проработала уже около десяти лет, поняли меня и поддержали идею использования наших черноморских дельфинов – афалин для оздоровления и реабилитации детей, страдающих энурезом, фобиями, логоневрозом, депрессией, аутизмом. Спасибо большое специалистам–дельфинологам канд. биол. наук. К.К. Горбачевой и С.К. Матишевой, ст. науч. сотр. О.В. Смирновой и Е.В. Наумцевой, которые не только выслушали меня, но и загорелись этой идеей, стали единственными, кто увидел в этом перспективу для внедрения в общество накопленных научных данных о дельфинах.

О докторе Лукиной: наш первый доктор - дельфин Диана

Дельфинотерапия доктора Лукиной: первый дельфин-доктор Диана.
  
   Наш первый доктор – дельфин по кличке Диана почувствовала перемены и с удовольствием включилась в творческий процесс. Долгие годы, проведенные в Океанариуме рядом с внимательным и терпеливым тренером О.В. Кузнецовой–Смирновой, помогли Диане понять, что требуется от нее в процессе работы с больными ребятишками. Более того, часто она подсказывала варианты общения и нюансы поведения детей с различными формами и симптомами заболеваний. Она настаивала на своих правилах игры, понимая и чувствуя больного ребенка гораздо лучше нас. Мы по праву считаем Диану соавтором разработанных нами методик реабилитации детей с помощью дельфинов. Наша любовь к ней проявляется в том, что мы заботимся о ней и хотим, чтобы она, прожив рядом с людьми в нашем Океанариуме уже 31 год, продолжила свой жизненный путь вместе с нами.

О докторе Лукиной: наш коллектив

 
   Дочь К.К. Горбачевой Лена, которая в детстве много дней провела с дельфинами, окончила Севастопольский приборостроительный институт, стала инженером, но потом поняла, что не сможет жить и работать вдалеке от этих чудесных животных. Теперь она одна из лучших специалистов–тренеров дельфинов. Дети и их родители обожают ее и дельфинов, которых она подготовила для работы. Спустя 5 лет, в группу дельфинотерапевтов (так мы себя называли) пришли тренеры В.Н. Стреляная и Н.И. Карпова. Это терпеливые, внимательные специалисты, о них и их питомцах пациенты слагают стихи и песни, в книге отзывов пишут искренние слова благодарности за их отличную работу. Спасибо Вам, коллеги!!!

О докторе Лукиной: становление дельфинотерапии в Севастополе

 
Но такое отношение к нам было только со стороны детей, их родителей, гостей Океанариума, ученых и специалистов из других институтов. В стенах родного института, на научных советах и совещаниях нас постоянно заставляли доказывать то, чего не знал еще никто – ни мы, ни американцы. Мы защищались, как могли, говорили, что требуется время, для того чтобы набрать научные данные об эффективности воздействия процедур с дельфинами на больных детей. А для того, чтобы изучать глубинные механизмы дельфинотерапии, вообще нужны специальные эксперименты. В середине 90–х годов НИЦ «Государственный океанариум» возглавил опытный специалист–дельфинолог, в прошлом тренер, канд. техн. наук, кап. 1 ранга В.В. Кулагин. Пройдя большую научную школу под руководством основоположников отечественной гидробионики, зная дельфинов не понаслышке, он с пониманием относился ко всем нестандартным решениям, связанным с изучением или использованием морских животных. Валерий Владимирович мудро руководит нашим женским коллективом дельфинотерапевтов, за что мы ему искренне признательны и надеемся на долгую совместную работу.
 
    Наши милые, добрые и благодарные родители больных детей, наших пациентов, видели, что нам тяжело, и всегда поддерживали нас. За 13 лет работы по оздоровлению и реабилитации детей я лишь однажды имела неприятный разговор с родителями пациента из–за организационных недоработок. Благодаря родителям, были приобретены дорогостоящие компьютерные программы, позволившие нам начать изучение механизмов, лежащих в основе терапевтических эффектов от процедур с дельфинами. С помощью родителей были приобретены гидрокостюмы для детей разного возраста, и много еще всяких мелочей, которые сами мы не смогли бы приобрести в силу изменившихся финансово–экономических связей в обществе. Мы искренне признательны всем нашим друзьям за помощь.

О докторе Лукиной: сегодня

 
Сегодня мы можем смело вступать в полемику с любым специалистом, т.к. наш авторитет в области реабилитации детей с участием дельфинов подтвержден положительными результатами, а также одобрением коллег на международных симпозиумах и конференциях. Количество пациентов из стран дальнего и ближнего зарубежья, желающих пройти процедуры дельфинотерапии именно в нашем Океанариуме, из года в год растет. Мы рады, ведь это означает, что направление исследований было выбрано правильно. И потом, однажды приручив дельфина, заставив его поверить человеку, мы не имеем права обмануть его, бросить за ненадобностью. Родив ребенка, мы тем более должны быть ответственны за его здоровье и его душу. Вот так, помогая друг другу, человек и дельфин смогут выжить в нынешнем жестоком и агрессивном мире. Давайте остановимся в беге за благами цивилизации, прислушаемся к шуму прибоя, крику дельфина, плачу ребенка, и подумаем, как сохранить Жизнь на планете Земля!

О дельфинах: интеллектуалы?

Практическая дельфинотерапия: дельфин - художник, Государственный океанариум Украины, Севастополь.Интеллект китообразных значительно превосходит интеллект собак и обезъян и в процессе общения с человеком дельфины выполняют команды не столько за пищевое подкрепление, сколько потому, что им самим интересно общение с людьми.
 
Исследователи, работающие с дельфинами, знают, что простые упражнения быстро надоедают животным,  зато сложные логические задачи дельфины могут выполнять без перерыва в течение суток.
 
Л.Н. Лукина, "Практическая дельфинотерапия" Севастополь, 2009 г.

Результаты дельфинотерапии: энурез

 
Схема дельфинотерапии: дельфин, целевая локация, БОС, психотерапевт.

Всего Знач. улуч. Улуч. Не изм.
Чел. % % %
178
65,7
⇔3,6
P<0,001
25,8
⇔3,3
P<0,001
8,4
⇔2,1
P<0,01

 

 

 

Site Map | Printable View | © 2009 - 2014 Официальный сайт д.м.н. Л.Н. Лукиной
dotNet Software Outsourcing  :  Разработка сайтов в Севастополе  :  Software Outsourcing development Ukraine